Лебеди Туонелы
Автор: Паша А.
Ссылка: http://www.creative.su/items/12075
Добавить в избранное (в избранном у 1 человека)
Опубликовано: 2013-05-20

В тот вечер закат на Патриарших был чрезвычайно богат красками. Настолько богат, что их излишек даже попадал на особняки, от чего стены становились карминовыми, а окна искрились зайчиками; коралловое небо тонуло в зыбкой водяной глади, а пара лебедей, когда-то по праву считавших себя белоснежными, с изумлением пересчитывали неожиданно порозовевшие перья. Не хватало только живописцев, чтобы те окунули кисти и принялись орудовать ими. Впрочем, живописцы с их пастелями, кистями и музами обитают в Москве разве что среди туристической сутолоки Арбата  и заслуживают, скорее, звания индивидуального предпринимателя нежели свободного художника — и уж точно до весенних прудов им нет никакого дела.

Но, помимо художников, встречались в Москве люди, нагруженные объективами и светофильтрами, чьё лицо то и дело пряталось за каким-нибудь чудом японской техники c двузначным, трёхзначным или четырёхзначным номером после буковки “D”. Мир без рамки видоискателя для них не существовал, и всё, что вокруг, виделось этим людям причудливой смесью красного, зелёного и синего. Если бы какая-нибудь сила вынула из их головы сакральное знание об арифметике диафрагмы и выдержки, они бы ослепли. Именовали таких людей фотографами.

Этого прохожего судя по тяжёлому чёрному аппарату, болтающемуся на перекинутом через плечо ремне, тоже можно было назвать фотографом. Фотографом-иностранцем. Приезжего из другой страны легко отличить по речи: пусть он учил русский язык эн лет по самоучителю или в каком-нибудь престижном университете — всегда оставался акцент, хотя бы и лёгкий. Но иностранному туристу необязательно и говорить: походка, одежда, жесты и, особенно, привычка беспомощно улыбаться — сдавали его с потрохами.

Иностранца звали Олли Руумисом. Был он высок, тощ и немолод: проплешину на слегка приплюснутой голове окаймляли жиденькие седые волосы. Хозяйка, у которой иностранец снимал комнату, баба Люба, рассказывала про него: “Хромал на левую ногу. Бывало как зыркнет. А в глаза-то я ему боялась смотреть: дурные глаза, у живых людей таких не бывает” Права была старушка, хоть и не знала, что есть на кладбище в Хельсинки могила, надгробная плита над которой гласит, что умер Олли Руумис ещё в начале девяностых.

***

Судья Олли Руумис погиб ещё в начале девяностых. Попал под трамвай. Сам он даже ничего и не почувствовал. Только вот секундой раньше бодро ходил ещё по хельсинским улочкам, а секундой позже оказался на берегу Туонелы, реки царства мёртвых.

Черны воды Туонелы. Когда от реки дует ветер, он несёт не прохладу, а смрад гнилой воды. Когда ветер к реке дует (а это значит, что прошла где-то война или мор), тысячи душ летят, воют и стонут, пока не упокоятся в мутной глубине.

Не плещется в Туонеле рыба, не растёт, извиваясь, водоросль: не для живых эта река — для мёртвых. Только плавает, грациозно скользя по зеркальной чёрной поверхности лебедь, хозяин Туонелы.

Встречает он каждого, кто отжив свой срок, спускается к водам мёртвой реки. Человек праведный видит, как белоснежный лебедь, подплывает к берегу и зовёт за собой. Тихий покой найдёт человек праведный в водах Туонелы.

К человеку дурному подплывает хозяин Туонелы в образе лебедя чёрного, как уголь. Шипит роковая птица. Словно змея, извивается тонкая её шея. Покойник рад бы и сбежать, да не может — ноги сами влекут его в чёрную бездну вод. Только боль и страдания ждут человека дурного в царстве мёртвых.

Судью Олли Руумиса никто не встречал. Спускаться к пахнущей гнилью воде у Олли не было никакого желания. Уходить — от берегов Туонелы уйти нельзя: пробовал Олли Руумис бежать прочь, но к своему удивлению каждый раз неизменно возвращался к реке.

Оставалось только ждать.

***

Фотограф, прихрамывая, осторожно спускался к прудам. Вытащив из рюкзака и аккуратно расчехлив штатив, принялся устанавливать его у берега. Лебеди, лениво рассекавшие пруды, с любопытством наблюдали за иностранцем, но сообразив, что кормить птиц — не в его планах, быстро утратили к нему интерес.

Олли на Патриарших нравилось. Не столько даже из-за красот весеннего вечера: игра света и тени на стенах домов, блики на воде, предвещающее на завтра хорошую погоду закатное небо оставляли его равнодушным. Иностранцу нравился воздух, который для центра Москвы был на удивление лёгок, нравились спокойствие и умиротворённость, неожиданные для места, находившегося в паре минут ходьбы от оживлённых московских улиц.

Было тихо и немноголюдно. Парочка влюблённых прогуливалась рядом с памятником Крылову. Молодой человек в недешёвом деловом костюме сидел на берегу, обхватив руками ноги. Олли пристально разглядывал всех людей, оказавшихся, в этот вечер на Патриарших и, одновременно, косился на лебедей. Птицы продолжали флегматично бороздить пруд. Фотограф вздохнул и пробормотал: “Должно быть, ещё слишком рано” Ждать Олли Руумис научился.

***

Ждать Олли Руумис научился, сидя на берегу Туонелы. Три часа глядел он, не отрываясь, в мутную воду, три дня, три недели или три года — там, где вяло течёт река, где ночь и день не сменяют друг друга, где царят вечные сумерки — там время теряет смысл.

Ждал Олли Руумис, пока не появился перед ним змей Айатар.

— Засиделся? — участливо пришипел Айатар.

Олли лишь кивнул в ответ.

— Долго тебе ещё ждать. Разиня Сурма потерял где-то твоё дело. Была у него такая папка с бумагами. “Жизнь и смерть Олли Руумиса” называлась. Была и сгинула. А без бумаги сейчас никуда — сам знаешь, судья Руумис. Вот и смерть Кальма отказывается тебя обслуживать.

Айатар вдруг замолчал и вопросительно уставился на Олли, но тот от удивления смог только издать нечто среднее между недоумённым хмыканьем и мычанием.

— Спросишь, почему Туони и Туонетар не вмешиваются? — продолжил змей, хотя у Олли такого вопроса не возникало, а эти имена он слышал впервые. — А какое им до тебя дело? Тем более, раз бумаги нет, то тебя формально и не существует.

Змей снова вопросительно уставился на Олли, но тот молчал, поэтому змею пришлось озвучить вопрос:

— Что делать-то теперь будешь?

— Не знаю, — наконец, выдавил Олли.

— Понравился ты мне, судья Руумис, — змей свернулся кольцом вокруг шеи Олли и вкрадчиво засвистел прямо в ухо. — Могу я тебе помочь. Знаю, где разиня Сурма документы посеял. Ведь все бумаги, какие только составляются, через меня проходят —  такая у меня работа. Всё про них ведаю.

Айатар выждал паузу и продолжил:

— Только извини, просто так ничего не делаю. Но есть у меня для тебе одна работёнка, справишься — помогу. Слушай внимательно. Мне нужны мёртвые души. Гоголя читал? Нет? Жаль. Так бы я сказал, что Чичиковым будешь. Ну да ладно. Запоминай. Достанешь для меня ровно семь мёртвых душ. Никаких контрактов кровью подписывать не надо — благо, живём не в Средневековье — всё автоматизировано. Вот аппарат.

Змей щёлкнул хвостом, и в руках у Олли появился тяжёлая чёрная зеркалка.

— Пользоваться научишься. Сначала кнопочку нажимаешь наполовину, потом дожимаешь полностью - чик, и готово: душа попалась. Всё просто.

Несмотря на то, что у Олли голова ехала кругом, он честно пытался запомнить слова Айатара.

— Теперь самое важное. Души мне нужны не абы какие. Я даже не знаю сам, какие мне нужны. Знал бы — тебя не просил об услуге. Так что ты судья, поэтому ты и решаешь, какие семь душ попадут ко мне. Могу дать только три совета по поводу седьмой, самой важной, души: во-первых, туонельский лебедь тебе в помощь; во-вторых, спроси хотя бы, как её зовут; в-третьих, повторюсь: ты судья, тебе и решать.


***

Солнце спускалось всё ниже и ниже, почти скрываясь за московскими крышами. Олли ждал, делая вид, что настраивает фотоаппарат. Счётчик, показывал, что отснято ровно шесть кадров. Оставался последний. Как там говорил Айатар? Чик и готово?

Фотограф Олли всматривался в воду, и в узоре неспешно гуляющих волн узнавал лица первых шести душ. Мистер Гарри Мёрдер, “сфотографированный” в Гайд-парке. Как только Олли увидел его, откуда-то в голове появилось знание, что этот самый Гарри Мёрдер — маньяк, убивший сорок молодых женщин в Ист-Энде. Руумис ни секунды не сомневался перед тем, как нажать кнопку затвора.

Вторая душа принадлежала мсье Франсуа Глютону из Тулузы. Глютон оказался на редкость неприятным типом, обжорой, хамом и любителем парковаться где ни попадя.

Третья душа принадлежала фрау Бенайден из Дрездена, известной любительнице строчить кляузы по любому поводу. Четвёртая — юному Ларсу Лэттьассону из Мальмё, который все тридцать лет прожил на пособие и не сделал в жизни ровным счётом ничего хорошего. Пятая — хорватской чиновнице Елене Тврдице, известной в узких кругах как беспринципная взяточница. Шестая — Патриции Амаре, проститутке из Милана.

Теперь судья Руумис ожидал на Патриарших седьмую душу для Айатара. Но ждал не только он. Пара лебедей на прудах пристально вглядывались в проходящих людей.

Она вышла со стороны Спиридоновки, и на вид ей было лет двадцать пять. Олли чуть было её не пропустил, но громкое шипение одного из лебедей заставило его очнуться от воспоминаний и обратить внимание на хрупкую девушку, подошедшую к самой кромке воды. Второй лебедь уже подплыл к ней и терпеливо ждал, пока девушка достанет из сумочки булку, отломит кусочек и бросит его в воду. “Туонельский лебедь мне в помощь”, — пробормотал фотограф Руумис.

Девушка отличалась от всех его предыдущих жертв. Не только внешностью (а она была недурна) — если раньше судье Руумису стоило посмотреть на любую из шести встреченных им душ, и он тут же откуда-то узнавал всю их подноготную, то на этот раз никакого озарения не было. Олли даже не имел представления, как зовут девушку. Впрочем, последнее скоро выяснилось.

— Здравствуйте, — заговорил Олли с девушкой, — я фотограф. Мне кажется, если вы встанете вот здесь, а я вас сниму на фоне пруда - то получится удачный кадр. Можно? Кстати, как вас зовут?

— Оля, — ответила девушка, — а вас? Конечно, можно.

— А меня Юхан, — зачем-то соврал Олли.

Созвучие имён потрясло фотографа. По всей видимости, это был второй знак, подумалось ему.

Лебеди перестали бесцельно скользить по поверхности пруда и теперь напряжённо глазели на Руумиса и Олю.

Судью одолевали сомнения. Он вспоминал всевозможные грехи, какие только бывают: зависть, гнев, чревоугодие, похоть, гордыня, жадность, лень — и пытался их примерить к новой знакомой, но ему никак не удавалось представить, что девушка повинна в чём-то настолько, чтобы её душа досталась змею Айатару. “Ты судья, ты и решай”, — стучала кровь в висках.

Виновна? Если да, то в чём?

Невиновна? А как же лебеди? Имя? Оля. Олли. Олли. Оля. Олли…

— Юхан? — голос девушки вывел фотографа из оцепенения, — какое интересное имя!

— Имя? Ах, да имя!

Руумиса озарило. Ему показалось, что он, наконец, разгадал ребус Айатара.

Фотограф поймал жертву в видоискателе, положил палец на кнопку затвора.

— Вуаля! — Руумис только притворился, что сделал снимок, после чего обратился к девушке, —  Оля, а не могли бы вы меня здесь снять? Это просто: нажимаете кнопочку сначала наполовину, потом до конца. Чик — и готово.

***

Солнце село, и на Патриаршие опустилась ночь. Девушка Оля давно ушла, а Олли Руумис продолжал стоять у пруда и смотреть на лебедей. Очертания домов терялись в темноте. Немногочисленные люди куда-то исчезли. И вот уже нет Малой Бронной, растворился в ночи Ермолаевский переулок. Остались только лебеди, судья Руумис и пруды. Да и не пруды это уже, а чёрная река Туонела, по которой навстречу Олли скользят два лебедя: чёрный и белый. Который из них встречает тебя, Олли Руумис? Ты судья — ты и выбирай.
Просмотров: 4285 





Отзывы

_overdrive_     Май 21, 2013 - 12:35    [ постоянная ссылка ]
_overdrive_
здорово! фантастические истории в знакомых местах)
1   +  –

Паша А.     Май 21, 2013 - 13:38    [ постоянная ссылка ]
Паша А.
Спасибо, Аня)
1   +  –

_overdrive_     Май 21, 2013 - 20:31    [ постоянная ссылка ]
_overdrive_
а, да: ну и как теперь заниматься портретной съёмкой? я ж рассказ буду вспоминать всякий раз)))
1   +  –

Паша А.     Май 21, 2013 - 20:49    [ постоянная ссылка ]
Паша А.
О таком побочном эффекте я и не подумал)
+  –

tigra     Июн 22, 2013 - 01:14    [ постоянная ссылка ]
tigra
здорово.
+  –




Для добавления комментариев нужно зарегистрироваться

Информационные спонсоры

 

; ;
 

Розы и помидоры



Фев 15 - 19:53
конечная
Na N_ See: Да уж...приехали...

Фев 13 - 19:23
Гефест Амуру сделал пулемёт
Na N_ See: Интересная идея)))Ну а как еще Амур ...

Фев 10 - 03:53
Если бы я был богом
Алексей Рэдс: Вот такие - которые много думают о ...

Фев 09 - 18:07
Если бы я был богом
Руслан Валинчус: это почему ж ты так решил :) и какие ...

Фев 09 - 09:39
Если бы я был богом
Алексей Рэдс: Проблема в этом плане подобных тебе ...

Фев 09 - 09:34
Если бы я был богом
Руслан Валинчус: когда буду зарабатывать достаточно, ...

Фев 09 - 08:47
Если бы я был богом
Алексей Рэдс: Нет. Поменьше думай о деньгах. ...

Фев 08 - 19:28
сАва)
Na N_ See: Нежная снежная сова)))

Фев 08 - 17:38
сАва)
Victoriy: Радужная Сова!


Фев 08 - 13:40
Если бы я был богом
Руслан Валинчус: купюры пойдут :)

Фев 08 - 13:40
сАва)
Руслан Валинчус: классная

Фев 07 - 20:51
Люпины
Куница_ Олеся: симпатичный колорит)

Фев 07 - 12:39
Натюрморт
Екатерина: Спасибо!
Попробую это сделать.


Фев 06 - 20:20
Натюрморт
Руслан Валинчус: хороший учебный рисунок. но сфоткать ...

Фев 06 - 20:18
drop
Руслан Валинчус: дропс :) прикольная коровка



Теги

грусть  любовь  философия  жизнь  импровизация  креатив  Фортепиано  FreePlaying  музыка  графика  карандаш  сюрреализм  девушка  пастель  живопись  акварель  реализм  холст  природа  небо  бумага  пейзаж  фото  этюд  портрет  гуашь  Вселенная  люди  город  граффити  иллюстрация  пленэр  лето  рисунок  Ручка  фотошоп  море  творчество  сон  масло  компьютерная графика  Перо  набросок  снег  зима  время  осень  окно  весна  вода  сказка  власть  россия  горы  река  Москва  утро  стихи  дождь  юмор  миниатюра  сказки  creative  ассоциации  кот  Тушь  свет  солнце  лес  ночь  Луна  космос  фотография  ДЕРЕВО  зарисовка  цветы  закат  Натюрморт  мистика  животные  реализм.  деревья  поэзия  Карандаши  вечер  гелевая ручка  цветные карандаши  ручки  дпи  общество  архитектура  акрил  птицы  человек  макро  фантастика  искусство  Арт  Гога  картина  дети  стих  кошка  creative.su  скетч  планшет  букет  художник  конкурс  Павел Яковлев  onegogia  Февральские недели  пластилин  Самара  Art  Summer emotions  стихотворение  александр карасев  елец  графика швондерева  социум  Портретная графика  самоорганизованные конкурсы  ню  всенародное оповещение  лавизм  Константин Лорис-Меликов  Лорис-Меликов  wacom  наброски  роспись стен  впечатления  Сюжетная живопись  Столбова анастасия  арт брют  Цифровая живопись  Наталья Малышева  Александр Щусь  prosti84  Предчувствие В  picolinogallery  picolino  политика  Lee Ho Rvipereponki  Мировая архитектура  Некто М  DocGrandPiano  artrage  Золотая субъективность  Креативщики  ВАНГОГИКСКИЙ КЛУБ  ПЛЕНЭР- 11  наброски Гоги  пермь  фотоконкурс 2011  Константин  визуальное столкновение  Лиза Рэй  Дама из Амстердама  Мобильная фотография  аутсайдер арт  ПЛЕНЭР- 12  pentristo  КАРАНДАШНЫЙ КОНКУРС  Краски осени 2012  шамонин  ДЕКАРТ  Роза Савинова  Сергей Шувалов  импрессионизм  душа на бумаге  ОСЕНЬ ГОРЯЧА  ВЫЗЫВАНИЕ СНЕГА!!  Вызывание В-2014  ПЛЕНЭР-14  КОНКУРС МАЛОЙ ФОРМЫ  Признаки лета  резонатор души  аудио  непознанное  ФОТОПЛЕНЭР-14  тайны  загадки  КОНКУРС НЮ  акв.карандаши  скетчи  ПЛЕНЭР-15  ПРИЗЫ  рисуночныймарафон  осенниймарафон  ЛИЦА ДОМОВ  водяной  идеал-цивилизм  строй  цивилизация  Летний дневник  Кама  графика поздней осени  creative24  КОНКУРС МАЛОЙ ФОРМЫ 2 
 
 


спонсорский блок: