Если ангел молчит Ч 3 Рассказ 14
Автор: Кириллица
Ссылка: http://www.creative.su/items/10994
Добавить в избранное
Опубликовано: 2012-07-18

Глава 4

В которой герой, привыкший верить обещаниям, впервые обижается на жизнь, но потом прощает ее, поверив новым обещаниям. Он так же узнает, что у любой свободы - совести, выбора, предпринимательства  и т.д. есть  обратная сторона.

Весна 1990 г
Перестройка продолжалась. Рушились привычные устои, ломалась вошедшая в кровь вера в социальную справедливость, происходящее в стране вызывало недоумение и робкую надежду, что все образуется само собой.
Я и не помню, когда вдруг стал понимать, что мое положение изменилось. Просто сначала я не придавал значение странным сигналам беды, шедшим из глубины сознания и посылаемые интуицией, лишенной доверия еще в детстве по причине укоренившегося материализма.
Я не помню, когда я почувствовал себя человеком второго сорта, и когда незнакомое доселе чувство униженности вошло в кровь и стало постоянным спутником моей духовной жизни.
Конечно, я сам был виноват, но полное нежелание вникать в суть перемен и твердая уверенность, что нечто мифическое, под названием «новое правовое государство», не оставит в беде своих граждан и решит все проблемы, совершенно парализовало мое желание действовать, а осторожная Ниночка со своим вечным девизом «Не навредить!» только способствовала этому параличу.
Гроши, которые я получал в институте и гроши, которые Ниночка получала в больнице, не могли обеспечить нам достойное существование, и, если бы не помощь наших пап, которые, несмотря на свой возраст легче приспосабливались к переменам (им больше повезло с профессией), мы бы, наверное, попросту сдохли с голоду.
Когда последняя надежда на спасение извне растаяла, я начал потихоньку что-то делать сам. Но боязнь увидеть истинное положение дел, а, кроме того,  врожденное упрямство и чувство оскорбленного достоинства не позволяло мне бросить любимую работу, ради банального пропитания.
Я начал бомбить. Это была уступка с моей стороны, но она не требовала от меня отказа от каких-то принципов и изменения образа мыслей. Моя машинка – любимая Лика стала моей кормилицей.
Но хватит о грустном.
Нет худа без добра.
Неожиданно бабушка получила письмо из Франции. Дедов брат писал, что очень хочет увидеть всех, кто остался в живых из родни его дорого брата и приглашает ее и маму в Париж, где в настоящее время проживает его дочь, мамина двоюродная сестра и где у него осталась небольшая квартирка, которую он счел нужным сохранить для непредвиденных случаев после своего переезда в Майами.
Несмотря на все уговоры, бабушка от путешествия отказалась, зато мама согласилась с радостью и, немного нажав на папу, собрала некоторую сумму рублей, обменяла их на франки и отправилась в весенний Париж, аж на целых три недели.
Она вернулась очень довольная и заметно поправившаяся. Огромный чемодан с подарками и купленными ею в Париже шмотками мы еле-еле погрузили на багажник моей Лики. Когда, приехав  к нам, мои дамочки кинулись разбирать все привезенные вещи, стало ясно, что на ближайшие пять лет об одежде нам беспокоиться не придется. Все – от Полинки до бабушки впали в состояние легкой эйфории плавно перешедшее в снисходительную надменность по отношению ко мне и отцу, получившим лишь по паре брюк и свитеров, и  по этой причине казавшихся почти нищими по сравнению с женской частью семьи.
Я же, рассматривая фотографии, привезенные мамой от души смеялся, потому, что большая их часть была сделана на продуктовых рынках и в магазинах, а остальная так или иначе связана с едой: мама на фоне рыбного лотка, мама на фоне витрин мясной лавки, мама, выбирающая изо льда охлажденных креветок,  мама выпекающая блины в тесной парижской кухне, мама, выбирающая овощи для русского борща, мама, поедающая устриц, гусиную печенку, шоколадный мусс и попивающая кофе в одном, другом, третьем и четвертом кафе.
- Мама, а где же Лувр, Версаль, Эйфелева башня?
- Отстань – ответила мама. – Что хотела, то и снимала.
Сразу же после приезда мы пригласили восстановленную родню к себе и получили ответ, что они собираются в Москву в конце лета.
Все лето мы приводили в порядок квартиры и дачу. Ниночка начала худеть и отказывалась есть после пяти часов, что при ее рабочем графике было очень тяжело, поэтому она часто выходила на кухню среди ночи и убедившись, что ее никто не видит делала себе большой бутерброд с салом, которое сама варила каким-то особым способом с луковой шелухой и солью.
Я всегда улыбался ей в след, когда замечал, как она крадучись, как огромное приведение осторожно проплывает мимо кровати, стараясь не шуршать тапочками по полу.
Я никогда не говорил ей, что знаю о ее ночных продуктовых рейдах - не хотел ее огорчать, и всегда говорил, что она уже очень похудела, независимо от того правдой это было или нет.
Я ее любил и берег от неприятностей, как умел.
Ее любили все. Иногда, когда я приходил к ней в морг, поиграть с санитарами в пинг-понг, я слышал с какой любовью отзываются о ней сослуживцы и гордился своей доброй большой женой.
А свое похудение Ниночка забросила сразу, как только выяснилось, что приезд заграничных родственников откладывается на год.
Я любил Ниночку такой, какой она была и ее увеличенные габариты приятно разнообразили мой сексуальный рацион.
Ладно, раз уж у нас такой разговор, признаюсь, что начал изменять Ниночке через пол года после свадьбы. Так получилось.
Как-то раз я пришел домой и не смог открыть дверь, потому что забыл ключи. Ну, бывает так – забыл ключи, дома никого нет. На улице дождь. Куда деваться?!
Я отправился к Лерке. У меня не было в планах соблазнять ее и изменять Ниночке, но, когда я ее увидел, я просто не смог отказать себе в удовольствии проверить действуют ли еще на нее мои чары или уже нет. Оказалось, что действуют, и даже больше, чем раньше. А поскольку я уже сказал «А», то мне пришлось, чтобы быть последовательным, сказать также и «Б» и говорить это «Б» с частотой не меньшей, чем раз в две недели в течение последующих лет.
Надо отдать Лерке должное – она никогда ни словом, ни жестом не показала Ниночке, что нас с ней связывает не только детская дружба. Она дружила с Ниночкой и, как мне кажется, любила ее, как подругу, но это не мешало ей спать со мной.
Мне же оставалось только удивляться тому, как развилась Лерка в сексуальном плане. Она стала просто шикарной любовницей – смелой, опытной, умелой и очень привлекательной. После родов ее фигура стала еще лучше, чем была в школе, а, появившаяся в результате материнства, внутренняя уверенность добавила в наши отношения азарта и равенства.
А вообще, если говорить честно, я не собирался жаловаться на жизнь - у меня была потрясающая жена, потрясающая любовница, потрясающая машина, бабушка, мама, папа, сестра и хобби, доставляющее мне радость неизменно, еще с детских лет.
А отсутствие продуктов меня не волновало. Когда есть дача трудно умереть с голоду. Если рассуждать логически.
Я продолжал делать калейдоскопы и красота узоров, которые получались при тщательном и продуманном отборе стеклышек, поражала меня самого. А Ниночку восхищала .
Главным ценителем этой нехитрой игрушки по-прежнему была Мелена, которая каждый год получала в подарок самое лучшее мое творение. Она жила в своей Польше, переживая почти те же трудности реформ, что и мы в России.
В письмах Мелена не сильно жаловалась на жизнь, но в каждом ее слове чувствовалось какое-то предупреждение или предостережение, какой-то намек на то, что может произойти с нами всеми в ближайшем будущем и к чему нужно быть готовым. Я по легкомыслию пропускал мимо ушей все доходившие до меня сигналы, предпочитая безрассудно пользоваться своей молодостью и силой, и компенсировать отсутствие денег успехами в любви.
Ночные дежурства Ниночки и ее усиленная работа на благо российской науки позволяла нам с Леркой восстановить тайную традицию наших прошлых встреч, с той только разницей, что уходила она не под утро, а ночью – боялась, что ребенок проснется.
Но ее сын – Эрнесто, спал обычно, как сурок, за что и получал от меня разные мелкие подарки, которые я делал в мастерских на своем заводике, и которые были весьма полезны для его умственного и физического развития. Я целыми ночами штудировал специальную литературу по развитию и воспитанию детей, благо ее количество на развалах вполне могла соперничать с количеством порнографии и разной фигни всех мастей.
Все игрушки и приспособления, сработанные мною для «частично моего» ребенка Лерки стали очередным предметом моей гордости и зависти посторонних мамаш, которые с досадой наблюдали за играми Эрнесто в песочницах, и спрашивали, как бы невзначай, откуда и сколько стоит та или эта игрушка.
Лерка бережно относилась к моим подаркам и следила, чтобы ни одна из поделок ни была сломана.
Только не надо думать, что я не любил Ниночку.
Я любил ее всей душой и не мыслил своего существования без нее. Я мерз в постели, когда Ниночка была на ночном дежурстве (если, конечно Лерка не помогала мне согреться), я ждал ее прихода и если хотя бы пять минут  лишних я мог полежать рядом с ней – усталой и сонной, пусть ради этого мне даже пришлось бы отказаться от завтрака, я всегда это делал. Я прижимал к себе ее кудрявую голову и убаюкивал, шепча разные ласковые слова, от которых она краснела и прятала смущенное лицо у меня на груди.
Наверняка найдутся умники, которые скажут, что так нельзя, это подло и некрасиво и что мне обязательно нужно было разобраться со своими чувствами и выбрать одну женщину.
Что я могу на это сказать?
Да мне плевать на чужое мнение. Я никого не обижал, я сразу расставил все по своим местам. Кому было плохо от того,  что я спал с двумя женщинами?
Ниночка любила меня до безумия – она не могла сейчас позволить себе детей, и я иногда становился для нее квази-ребенком. Однажды она сама сказала мне, что так любит меня, что боится, вдруг с появлением ребенка она станет любить меня меньше и мне станет от этого хуже, и что в такие минуты она не хочет детей. И она была со мной счастлива.
А Лерка, которая понемногу начала давать уроки и налаживать свое материальное положение самостоятельно, совершенно не имела возможности куда-либо выходить, чтобы найти себе достойного партнера. Да и ее способность постоянно нарываться на всякую, извините, сволочь, не способствовала  развитию ее личных отношений с противоположным полом. А со мной у нее проблем не было – как-никак мы спали с ней с детства.
Да, вообще, кому какое дело.

Зима 1991г
Жизнь продолжалась. Продолжалась. Но что-то менялось и не в лучшую сторону.
Я окончательно понял, что не могу обеспечить семью. На работе все чаще ходили слухи о закрытии нашего заводика, денег становилось все меньше и меньше и хотя надежда, что все вот-вот наладится еще появлялась, но она уже была какая-то призрачная, сказочная, как вера в Золушку и Деда Мороза.
Если бы не помощь отца мы бы вряд ли смогли свести концы с концами. Профсоюз больше не помогал. Помогал отец. Его  дела круто шли в гору и, конечно, он не забывал о нас с Ниночкой и бабушкой.  Обычно он врывался в квартиру без звонка, будя бабушку, которая имела обыкновение спать после обеда часок-другой. Сначала он ругался, что она долго открывает, потому что всегда спешил или на объект или на совещание или еще куда-то. Потом он совал бабушке в руки две сумки полные еды. Напоследок он спрашивал, где этот обалдуй, т.е. я  - все на своей работе дурака валяет?  Нет, что бы делом заниматься. И уходил, не дожидаясь лифта, по лестнице и сетуя на мою глупость - отец предлагал мне перейти работать к себе на фирму, но я не представлял, что я там буду делать и отказывался. Мне все еще нравилась моя работа.
Однажды я встретил Леночку.
Был серый пасмурный день. С неба сыпалась грязная мокрая каша – ни снег, ни вода.  Я остановился, чтобы почистить обледеневшие щетки и тут мимо меня проехала машина облив меня холодной серой жижей. Только я собрался выругаться на чертовых отморозком творящих беспредел, как машина остановилась и из нее вышла Леночка.
Она сильно поправилась, но выглядела очень дорого и шикарно. Видимо, она приехала, чтобы встретить  из школы свою  дочку.
Я знал чего стоит попасть в эту школу, во Вспольном переулке.
Мы сначала  хотели определить туда нашу Полинку. Но потом передумали.
Это еще та была история. Рассказать?

История о том, как мы с Ниночкой
пытались пристроить Полинку в спецшколу

Мы с Ниночкой тогда пошли к директору школы - разведать обстановку. После короткого и ничего не значащего разговора нам обоим стало ясно что в эту школу просто так не попасть, но деятельная Ниночка решительно отвергла все разумные доводы выдвинутые мною, в пользу отказа от идеи поступить в элитную школу. Она запальчиво заявила, что для своей любимой золовки сделает все и дойдет до самого министра образования лишь бы Полинка могла иметь все самое лучшее. И сколько я ее не уверял, что элитное не всегда самое лучшее она не слушала.
Я решил мужественно сопровождать во всех инстанциях, которые она собралась посетить, но к счастью все закончилось РайОНО. Мы с Ниночкой пришли на прием. Тетенька в салатного цвета костюме с черной отделкой пристально оглядела нас и, введенная в заблуждение Ниночкиными парижскими шмотками, позволила себе улыбнуться через силу.  Начался странный разговор, построенный на фразах скрытое значение которых было абсолютно  понятно некоторой категории людей, но для остальных, более простых и неискушенных казалось просто водой, разбавляющей человеческую речь.
Сначала у Ниночки получалось вести подобную беседу, но потом с ней что-то случилось, она вдруг покраснела, и я понял, что она еле сдерживает свой гнев. Я никогда не видел чтобы Ниночка злилась и хотел было вступить в разговор, вспомнив прежние навыки, но не успел. Узнав, что Ниночка – врач, пергидрольная представительница органов образования вдруг оживилась и, перекинув ногу на ногу, посмотрела на Ниночку кокетливым взглядом и томно пошевелив плечами, произнесла заинтересованно, растягивая слова:
- Так вы врач?!  А чем вы, простите,  можете нам помочь?
Тревожные морщинки, появляющиеся на Ниночкином круглом лице всегда, когда она видела несправедливость вдруг разгладились, Ниночка улыбнулась своей обезоруживающей детской улыбкой и ответила, четко выговаривая слова и глядя ясным взором  на вопрошающую:
- Я, простите, могу вас вскрыть!...
И мы решили отдать Полинку в мою старую школу – от добра добра не ищут.

Но Леночке, похоже, удалось устроить ребенка по-престижней.
Так вот. Леночка вышла из новенькой «девятки», ее маленькие ножки, обутые в высокие, лакированные ботфорты на тонком каблуке предательски подворачивались под тяжестью расплывшегося тела. Она была в короткой, сильно расклешенной черной шубе, ярко желтых перчатках и желтой в черных рысьих пятнах шляпе. Морда у нее порядком округлилась, но глаза были по-прежнему прекрасными и она по-прежнему привлекала к себе мужские и даже женские взгляды, но делала вид, что не замечает этого и, со скромной улыбкой королевы, шла по улице, сосредоточенно обходя особо скользкие места.
Я не сразу решился окликнуть ее, но когда окликнул, был приятно удивлен радости, с которой она бросилась ко мне в объятья.
Леночка была абсолютно и полностью довольна жизнью, это было видно невооруженным взглядом.
А когда она заговорила, я был просто ошарашен. Смело улыбнувшись, она обдала меня мощной струей оптимизма, как скунс -  ковбоя. Из ее слов становилось ясно, что наступающие времена несут всем, имеющим голову на плечах, процветание и благоденствие. Мне почему-то показалось, что она намекает на то, что я не принадлежу к числу этих людей, это было обидно и как-то унизительно.
Я сразу же начал оправдываться, пытаться что-то доказать, объяснить, рассказывать о своих достижениях, о своем презрении к человеческой  жадности и стремлению к легкой наживе. Леночка слушала внимательно, кивала головой, вроде бы соглашаясь с моими доводами, но чем больше она кивала, тем сильнее я ощущал ее надменность и презрение к моим словам.
Наш разговор прервала толпа деток, вылетевшая из школы и устремившаяся к машинам, сплошной полосой стоявшим вдоль тротуара.
Леночкина дочка, которую я увидел впервые в жизни, тоже бросилась  к своей машине, попутно налетев с разбегу на Леночку.  
Я глянул на нее и усмехнулся. Это был отвратительно раскрепощенный жирный ребенок с выпяченной капризной губой и рыжими кудрявыми волосами. Ей не передались прекрасные семитские Леночкины глаза. Глядя на нее, я чувствовал, что терпеть не могу детей.
Резким пронзительным голосом, безбожно картавя, она принялась рассказывать мамочке о событиях дня.
Нет… Наша Полинка по сравнению с ней – королева красоты.
Леночка перехватила мою усмешку и нахмурилась. Она всегда понимала меня.
Между тем девочка обнаруживала все больше пробелов в воспитании и развитии. Бесцеремонно схватив Леночку за сумку она полезла в нее и вытащила синюю баночку с орешками, стоившую четверть моей зарплаты и, ловко открыв ее,  принялась с поспешностью поглощать орехи, хрустя, чавкая  и, отправляя в жадную топку очередную горсть, роняла непрожеванные кусочки.
- Прекрасные волосы! – похвалил я не то Леночку, не то девчонку. – Как тебя зовут, принцесса?
- Маша! – распахнув облепленный солью рот провизжала девочка и потянула Леночку за руку. – Поехали домой, мне кушать хочется.
Я расстался с ними, испытывая злорадство и облегчение. На прощанье Леночка дала мне свою визитную карточку – этакий «армянский вариант» все в золоте и голограммах.
Я взял карточку, хотя был убежден, что никогда не позвоню ей.
Наступало время Нового года. Я старался не смотреть в будущее. Не то чтобы я его боялся, просто чувствовал нутром, что каждый следующий день будет хуже предыдущего. Не спрашивайте, откуда взялся этот пессимизм, может это мой ангел давал о себе знать таким оригинальным образом. Вероятно так оно и было, не знаю. Я совсем не помнил его, этого ангела. А был ли он вообще?

Лето 1991г
Мы радостно встретили испуганно озирающуюся родню в Шереметьево и, пока везли домой, в Москву, усиленно убеждали их, что жить в нашей стране совсем не так страшно, как у них там говорят, и что бандиты в масках по нашим улицам не ходят, денег никто ни у кого просто так не отнимает (чего там отнимать – все и так нищие) и что наша страна по-прежнему самая лучшая  и справедливая, надо только привыкнуть.
Но привыкнуть им было трудно, особенно, когда встав наследующее утро, чтобы поехать на дачу и выйдя из дома мы обнаружили колону БТРов спокойно разместившуюся вдоль бульварного кольца, а, включив телевизор увидели по всем программам «Лебединое озеро». Телефоны не работали тоже, и я вышел на улицу, чтобы позвонить из автомата Леночке – она должна была знать, она всегда была в курсе всего, сейчас не время сводить счеты и вспоминать прошлые обиды.
Леночка была напугана: - «Военный переворот. Будут погромы» - вот и вся информация, которой она могла со мной поделиться.
Информация, которую я донес до своих, была короче на одно предложение.
Сообщение о путче повергло родственников в состояние шока, но, тем не менее нам удалось погрузить их в машины и довезти до дачи, хоть и напуганных, но все-таки живых.
На даче все расслабились.
Дедов брат не был здесь с середины тридцатых годов и был поражен тем, как мало она изменилась за почти шестьдесят лет, только деревья, бывшие когда-то тоненькими молоденькими сосенками и березками превратились в высоченные толстые стволы, заслоняющие своими кронами небо над участком и дающие  в жару  приятную, спасительную тень.
А в Москве тем временем не умолкал телефон – обезумевшие от страшных новостей до истерики родственники родственников, обрывали линии, не веря, что все в порядке, все живы и свободны.
Когда мы вернулись в город, все политические перипетии уже были позади. Люди в транспорте с интересом обсуждали произошедшие события, но никакого особого страха в них не ощущалось, как будто воспитанное с детства чувство уверенности в завтрашнем счастливом дне вдруг проявилось и смазало все страхи произошедших событий.
У меня от путча осталось чувство какой-то театральности, как если бы я вдруг побывал на шикарном гала концерте. О погибших ребятах я особенно не думал. Я не понимал их действий и, конечно, не одобрял их. Наверное, моя еврейская четвертинка постоянно регулировала во мне уровень куража, напоминая, что родные всегда должны быть на первом месте и их спокойствие превыше всего. А может быть, я  по жизни был трусоват…
Нет, не так, я просто считаю, что каждый должен делать то, что умеет. Военные - защищать свой народ, строители – строить, врачи - лечить, учителя - учить. А для выражения гражданской активности существуют мирные демонстрации.
Но, как бы то ни было, я прекрасно провел время со своею новой-старой родней, дядя обцеловывал меня и Полинку при любой возможности и сразу же заливался слезами, но к концу четвертого дня, слезы иссякли, а аппетит, который мы с истинно русским гостеприимством пытались в них пробудить, наконец пробудился к радости бабушки и мамы да так, что вечер четвертого дня дядя встретил безобразно храпящим, на диване, в расстегнутых брюках и рубашке, потому что увеличившийся от пельменей и блинов живот остро нуждался в дополнительной площади.
Все были довольны и счастливы и, расставаясь, клялись в вечной любви друг к дружке, что, как я подозреваю, было недалеко от истины.
Мы еще долго рассматривали и делили подарки, которые в основном состояли из вещей уже ношеных, но в отличном состоянии. На этот раз мужских свитеров было много и с отцом поделили их по-братски, за исключением трех, про которые мама сказала, что и женщина их может носить за милую душу и забрала  все себе.
И только бабушка получила абсолютно новые вещи, предназначенные только ей, прекрасного качества и соответствующие моде. Она надела розовый костюм с бело-черным кантом и помолодела сразу лет на десять. У нее была отличная фигура, для ее возраста, конечно.

Просмотров: 4977 





Отзывы

Пока нет


Для добавления комментариев нужно зарегистрироваться

Информационные спонсоры

 

; ;
 

Розы и помидоры



Вчера - 00:11
Пэтэушники
Куница__Олеся: неваляшка)

Дек 04 - 18:58
черный кот
Андрей Добрынин: Юля, хорошо.

Ноя 25 - 21:41
Храм потерянных технологий
_overdrive_: спасибо) тема хай-тека и готики не ...

Ноя 25 - 14:36
зоркие окна
Куница__Олеся: беглые тени)

Ноя 24 - 23:31
Храм потерянных технологий
Куница__Олеся: очень современное вИдение

Ноя 04 - 19:17
Старенький буфет
Андрей Добрынин: Баретка! Супер!)


Ноя 03 - 20:17
Старенький буфет
Маслова Юлия: Так это же здорово! спасибо :)

Ноя 03 - 18:35
Старенький буфет
Na N_ See: Блистательно, как всегда!!!)))

Окт 27 - 01:57
КОНКУРС " ВРЕМЯ ПЛЕНЭРА" !!!
Катя_ Гаврик: Ой, я уже и забыла про конкурс ????

Окт 25 - 00:43
Letzte Reise
_overdrive_: =) ничего страшного, котики - это в ...

Окт 22 - 15:36
Letzte Reise
Na N_ See: ...хотела поставить +, но кошка ...

Окт 06 - 16:11
Подумал
Алексей Рэдс: Да.

Окт 06 - 15:41
Подумал
Руслан Валинчус: поэту виднее

Окт 05 - 14:23
Московский международный Дом музыки
Бабака: Автор, в Москве ночью серп луны с ...

Окт 05 - 10:44
Подумал
Алексей Рэдс: Стихотворных разновидностей достаточно.



Теги

грусть  любовь  философия  жизнь  импровизация  креатив  Фортепиано  FreePlaying  музыка  графика  карандаш  сюрреализм  девушка  пастель  живопись  акварель  реализм  холст  природа  небо  бумага  пейзаж  фото  этюд  портрет  гуашь  Вселенная  люди  город  граффити  иллюстрация  пленэр  лето  рисунок  Ручка  фотошоп  море  творчество  сон  масло  компьютерная графика  Перо  набросок  снег  зима  время  дом  осень  окно  весна  вода  сказка  власть  россия  горы  река  Москва  утро  стихи  дождь  юмор  миниатюра  сказки  creative  ассоциации  кот  Тушь  свет  солнце  лес  ночь  Луна  космос  фотография  ДЕРЕВО  зарисовка  цветы  закат  Натюрморт  мистика  животные  реализм.  деревья  поэзия  вечер  гелевая ручка  цветные карандаши  ручки  дпи  общество  архитектура  акрил  птицы  человек  макро  фантастика  искусство  Арт  Гога  картина  дети  стих  кошка  creative.su  скетч  планшет  букет  художник  конкурс  Павел Яковлев  onegogia  Февральские недели  картины  пластилин  Самара  Art  Summer emotions  стихотворение  александр карасев  елец  графика швондерева  социум  Портретная графика  самоорганизованные конкурсы  ню  городской пейзаж  всенародное оповещение  лавизм  Константин Лорис-Меликов  Лорис-Меликов  wacom  наброски  роспись стен  впечатления  Сюжетная живопись  Столбова анастасия  арт брют  Цифровая живопись  Наталья Малышева  Александр Щусь  prosti84  Предчувствие В  picolinogallery  picolino  политика  Lee Ho Rvipereponki  Мировая архитектура  Некто М  DocGrandPiano  artrage  Золотая субъективность  Креативщики  ВАНГОГИКСКИЙ КЛУБ  ПЛЕНЭР- 11  наброски Гоги  пермь  фотоконкурс 2011  блог  Константин  визуальное столкновение  Лиза Рэй  Дама из Амстердама  Мобильная фотография  ПЛЕНЭР- 12  КАРАНДАШНЫЙ КОНКУРС  Краски осени 2012  шамонин  ДЕКАРТ  Роза Савинова  Сергей Шувалов  импрессионизм  душа на бумаге  ОСЕНЬ ГОРЯЧА  ВЫЗЫВАНИЕ СНЕГА!!  Вызывание В-2014  ПЛЕНЭР-14  КОНКУРС МАЛОЙ ФОРМЫ  Признаки лета  аудио  непознанное  ФОТОПЛЕНЭР-14  тайны  загадки  КОНКУРС НЮ  акв.карандаши  скетчи  ПЛЕНЭР-15  ПРИЗЫ  рисуночныймарафон  осенниймарафон  ЛИЦА ДОМОВ  водяной  идеал-цивилизм  строй  цивилизация  Летний дневник  Кама  графика поздней осени  creative24  КОНКУРС МАЛОЙ ФОРМЫ 2 
 
 


спонсорский блок: